Понедельник, 2017-11-20, 10:13 PM
bashkirlife
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
СОЦСЕТИ
facebook
vk
Google+
Мой мир
Lj
Ок
Twitter
Меню сайта
...
ФОРМА ВХОДА
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Башкиры в средние века [14]
Эпоха, предшествовавшая вхождению в Русь, восстания...
Новая и новейшая история башкир [11]
Период, предшествовавший большевитскому перевороту, Октябрьская фитна, 2 мировая война, Оттепель, Перестройка, отношения с Россией...
ПОИСК
Наш опрос
ОЦЕНИТЕ МОЙ САЙТ
Всего ответов: 107
ФОТОГРАФИИ САЙТА
 Каталог статей
Главная » Статьи » История башкир » Башкиры в средние века

ШЕЖЕРЕ РОДА КАН-КАНЛЫ

Шежере рода Кан-Канлы

Нет, не было и не могло быть этноса,

происходящего от одного предка. Все

этносы имеют двух или более предков,

как все люди имеют отца и мать.

                                                  Л.Н. Г у м и л е в1 

 

В X веке первым упоминал о башкирах арабский путешественник Ахмет ибн Фадлан. А другой путешественник — проповедник ислама Абу Хамид аль Гарнати — в XII веке оставил для нас книгу «Подарок умам и выборка из чудес», где содержится ценная информация о Волжской Булгарии и Приуралье. Он утверждал, что даже ханы этого государства многие были башкирского происхождения. Значит, их корни идут с IV века нашей эры. Именно в 358—378 годах Булярское (Билярское) княжество возглавлял выходец ирано-шумер­ского происхождения князь Булюмар, младший сын Масгута2 .

1. Князь Булюмар — младший сын Масгута, прозвище Шеке (ханствовал в 358—378 годы). Княжество Буляр (Биляр).

2. Князь Алып — старший сын Булюмара (ханствовал в 378—400 годы). Основатель гуннской державы.

3. Князь Айбат — сын Алыпа (ханствовал в 400—434 годы). Гуннская держава.

4. Князь (король) Аттила — сын Айбата (ханствовал в 434—453 годы). Гуннская держава.

5. Князь Бель-Кермек — третий сын Аттилы (ханствовал в 453—455 годы). Основатель княжества Алтын-оба (Золотое становище).

6. Князь Суряш — старший сын Бель-Кермека, прозвище Масгут (ханствовал в 455—520 годы). Княжество Алтын-оба.

7. Князь Татра — сын Суряша (ханствовал в 520—556 годы). Княжество Алтын-оба.

8. Князь Боян-Чельбир — сын Татра (ханствовал в 556—590 годы). Основатель княжества Кара Булгар.

9. Князь Тубджак — сын Боян-Чельбира (ханствовал в 590—605 годы). Ханство Кара Булгар.

10. Князь Албури — младший сын Тубджака (ханствовал в 606—618 годы). Ханство Кара Булгар.

11. Князь Кубрат — старший сын Албури, прозвище Башту (ханствовал в 618—660 годы). Основатель Великой Булгарии.

12. Князь Бат-Боян — старший сын Кубрата (ханствовал в 660—690 годы). Великая Булгария.

13. Князь Бу-Тимер — старший сын Бат-Бояна (ханствовал с 690 по 700 годы). Великая Булгария.

14. Князь Сулай — сын Бу-Тимера (ханствовал в 700—727 годы). Великая Булгария распадается.

15. Князь Авар — сын Сулая (ханствовал в 727—750 годы). Княжество Кара Булгар.

16. Князь Тат-Утяк — старший сын Авара (ханствовал в 750—787 годы). Княжество Кара Булгар.

17. Князь Айдар — сын Тат-Утяка (ханствовал в 787—855 годы). Княжество Кара Булгар. В 819 году Айдар принимает ислам.

18. Князь Габдулла-Сильки — старший сын Айдара (ханствовал в 865—882 годы). Один из основателей Волжской Булгарии, был первым мусульман­ским правителем среди всех правителей, когда-либо управлявших 5 государственными образованиями в районах Поволжья и Урала.

19. Князь, эмир3  Ягафар-Алмас — старший сын Габдуллы-Сильки (ханствовал в 895—925 годы). В 922 году глава всех мусульман багдадский халиф4  Джафар (Ягафар) аль-Муктадир официально признал Волжскую Булгарию исламским государством. Секретарь арабского посольства Ахмед ибн Фадлан остался и был назначен ханом Ягафаром-Алмасом главой мусульман города Булгар. Булгары его называли Ахмедом Бакиром.

20. Князь Микаиль — второй сын Ягафара-Алмаса, прозвище Ялкау — Ленивец (ханствовал в 930—943 годы). Волжская Булгария.

21. Князь Мухаммед — младший сын Газана (брат Микаиля), затем приемный сын Микаиля (ханствовал в 943—976 годы). Волжская Булгария. Государственные дела пришли в упадок, усилились социальные противоречия, нравственные устои общества расшатались, страна на грани расчленения.

22. Князь Тимар — сын покойного хана Мухаммеда (ханствовал в 981—1004 годы). Тимар вводил в стране новшества. Недовольство политикой этого хана приняло угрожающий характер. Бывший правитель Мардан-Беллак Масгут брату Тимару предложил мирно оставить трон и отправиться жить в город Нур-Сувар. Хан согласился. Однако, когда он выехал за ворота, стрела, выпущенная одним из беллакских воинов, убила Тимара наповал. Так погиб жестокий и бездарный правитель Волжской Булгарии.

23. Князь Ашраф — сын Тимара, прозвище Балук (ханствовал в 1028—1061 годы). Ашраф Балук объявил столицей Булгарии город Буляр (Биляр), а потом его переименовали в Булгар. Прежний г. Булгар переименовали в г. Ибра гим. При его правлении внешняя политика немного улучшилась, однако в сфере внутренней политики ему не удалось овладеть ситуацией. Оппозиция решила воспользоваться, против хана были настроены не только крестьяне, но и курсыбай5 , и казанчии6 , и правители двух крупных и богатых провинций Кашана и Мардана. Их сдерживал обычай — булгарам запрещалось проливать кровь булгар. Однако они нашли выход, наняв кипчаков — хана Асана. Его отряды осадили столицу г. Булгар—Биляр. В образовавшиеся бреши устремились куманы7 . Хан Ашраф Балук был убит.

24. Князь, эмир Адам — сын Ашрафа Балука (ханствовал в 1076—1118 годы). В 1076 году эмир Адам без боя взял г. Булгар—Биляр и провозгласил себя ханом. Он объявил вновь столицей г. Биляр. Ахад признал власть нового хана, согласившись стать вали (глава) г. Ибрагима — Булгара. Адам был власт­ным, не терпящим никакого противоречия себе. Он укреплял восточные и ­южные границы государства Булгар. Дороги на Саксин, Хорезм, Киев и Дима-Тархан стали свободными и безопасными.

25. Князь, эмир Шамгун-Сайн — сын Адама (ханствовал в 1118—1135 годы). Хан Шамгун-Сайн чувствовал себя неуютно в Булгар — Биляре и перенес столицу в г. Ибрагим—Булгар. Когда флот Юрия Долгорукого8  напал на столицу, ни билярцы, ни марданцы, ни казанчии не подошли на помощь хану. Они ждали, когда князь Юрий возьмет крепость Мумин и убьет Шамгуна. Но хан схитрил, обещал снизить налоги. Все пришли на помощь. Сын покойного хана Ахада — Селим Колын, занимавший пост губернатора Мартюбы, предложил Шамгуну-Сайну вернуться в г. Булгар—Биляр, а ему отдать г. Ибрагим—Булгар. Опять провозгласили столицей Булгар—Биляр.

В 1135 и 1153 годах Волжскую Булгарию посетил известный арабский путешественник, активный проповедник мусульманства Абу Хамид Мухаммед ибн Абд Ар-Рахим аль-Гарнати аль-Андалуси (1100—1170). Он выходец из Испании. В 1135 году Абу Хамид аль-Гарнати прибыл в г. Ибрагим—Булгар, потом в столицу Булгар—Биляр. Хана Шамгуна-Сайна, иногда его называли Киргали, в столице не было, он находился в походе против кара-оймеков9 . Теплый прием оказал сын Шамгуна эмир Отяк Улуг Мухаммед. Великий проповедник ислама отказался жить во дворце хана. Сеид10  Якуб ибн Нугман11  устроил Абу Хамида аль-Гарнати у купца Абу Бекра (Абубакир) ибн Ахмеда, потомка багдадского портного Халифа, прибывшего в Волжскую Булгарию еще в 903 году.

Эмир Отяк Улуг Мухаммед посетил с муллой Абу Хамидом аль-Гарнати билярскую баню «Алтын мунча». Во время продолжительной беседы мулла признался, что «Держава (Волжская Булгария) превосходит в реальности все то, что он слышал о ней ранее».

В 1135 году жизнь хана Шамгуна-Сайна или Киргалия оборвалась от отравленной стрелы кара-оймекского воина.

26. Князь, эмир Отяк Улуг Мухаммед — сын Шамгуна (ханствовал в 1164—1178 годы). Он снизил налоги и успокоил народ. С поддержки народа добился переселения крупных феодалов-казанчиев в безлюдные районы марданского округа Мухши (Мордовия). Во главе переселенцев стоял казанчий-улан Саран. Они построили на новом месте два города — Мухша и Саран (г. Саранск).

Хан Отяк Улуг Мухаммед укреплял стены крепости Учель, будущего города Казань. Это был повод сыну Андрея (старший сын Юрия Долгорукова) Боголюбского Мстиславу организовать поход против Волжской Булгарии. Ополче ние казанчиев под предводительством Чалматы разбило войско Мстислава. Князь Мстислав был ранен в шею копьем. Рана не зажила, он умер.

Хан, эмир Отяк Улуг Мухаммед погиб во время войны с кипчаками.

27. Исламский богослов Идеш12 -Мухаммед — сын эмира и хана Отяка Улуг Мухаммеда — прожил 79 лет. Родился в 1156 году в г. Булгар — Биляре. Закончил Дом науки «Мухаммед-Бакирия». Здесь он изучал богословие, географию, этику, математику, языки, историю и философию. После окончания обучения был отправлен добровольно для просвещения населения Приуралья. Здесь в основном обитали башкиры-язычники.

При участии богослова Идеша-Мухаммеда за короткий срок появляются мусульманские населенные пункты в районе реки Бирь и нижнем, среднем течении рек Кармасан, Сармасан. Здесь он создал будущий Канлинский улус, в том числе в 1186 году в начале июня окончательно обосновал поселения будущего села Сабай (Идеш) Буздякского района. Здесь он облюбовал дубовую рощу, которая росла на вершинах гор Балыктау, Ташлытау, Асытау, Чишматау и полноводную реку Идяш (Ра13 ).

Буздякский (Канлытюба) перекресток богат древними историческими событиями. По этим дорогам в 1193 году проехал в Уфу Булгар-Билярский хан Габдулла-Чельбир и встретился здесь со своими братьями-богословами Идешем Мухаммедом и Кидешем Мухаммедом, которые докладывали хану о исламизации Приуралья. После этой встречи с братьями хан Габдулла-Чельбир повелел переименовать Иль-Тамту14  в провинцию Башкорт, в честь своего любимого деда по материнской линии, который был ханом кипчаков.

Село Идеш (Сабай) сожгли сами же башкиры-язычники, противники исламской религии. Но мусульмане-башкиры его заново восстановили.

В 1205 году богослов Идеш-Мухаммед с появлением сына на свет от радости поднялся на гору Балыктау, чтобы дать имя своему наследнику (до него рождались только девочки) с азаном и в конце сказал: «Будешь защитником нашей земли, береги ее как зеницу ока, она принадлежит всем нашим соплеменникам. Будь незаметным, но добрых дел сотвори больше. Человек не символ, а существо, только Аллах символ для человечества. Запомни сын мой, Тамта, ты — двенадцатое колено от первого мусульманского хана Айдара».

Конец Булгарского периода. Монголо-татарское нашествие. Золотоордын­ский период.

28. Тамта батыр15  (1205—1300), сын Идеша-Мухаммеда, собрал ополчение против нашествия иноземцев, восстановил в районе реки Бирь крепость, оставленную когда-то своими предками и не допускал завоевателей на правый берег Белой. От объединенных сил башкир самые большие потери несло племя Канглы16 . Они после смешались с родами Юрматы, Кан-Канлы и собственно Канлы. Часть канлинцев ушла на Южный Урал к усерганам.

Договор с монголо-татарами, о которых историк С.А. Аннинский в 1840 году повествует: «Монголо-башкирская война тянулась 14 лет, т.е. значительно дольше, чем война с Хорезмийским султаном и Великий Западный поход... Башкиры неоднократно выигрывали сражения и, наконец, заключили договор о дружбе и союзе, после чего монголы объединились с башкирами для дальнейших завоеваний» (С.А. Аннинский. Исторический архив. Т.З.М., Л., 1940. С. 85-86).

Эпоха ханов Батыя, Сартака, Тутухана, Менгу-Тимура, Туда-Менгу. Начало эпохи хана Тохта.

29. Хатай батыр (1234—1319) вместе с отцом Тамты и предводителями Кармасан, Сармасан17  и с канглинцами поднимает восстание против власти золотоордынских ханов, но проигрывает войну.

Конец эпохи хана Тохты. Начало эпохи хана Узбека.

30. Князь Кан-Канлин (1270—1360), сын Хатая, окончательно утвердил с властями Золотой Орды территорию Канлинского улуса. Опознавательные тамги: вилы, молот, папоротник, два ребра, крестовина. Символ — журавль.

После получения грамоты на земельные владения канлинским общинникам от тарханства18  отказался, до глубокой старости Кан-Канлин оставался князем и не участвовал в войнах.

С целью укрепления централизованной власти хан Узбек (1282—1341) проводил решительную и ускоренную исламизацию Золотой Орды. После монгольского нашествия, в восстановленном Булгар—Биляре обучались представители башкир кан-канлинцев: Исмаил сын Хасана, Ибрагим сын Исмаила и другие, родившиеся в среднем течении рек Сармасан и Кармасан. Но основная масса башкир, особенно южная сторона края, не очень были склонны к исламской религии. Они еще долго продолжали верить в Тенгре19 .

Дворцовые перевороты, следовавшие друг за другом, сопровождались резней среди придворной знати и претендентов на ханский престол. Так продолжалось почти двадцать лет. Политическая смута и раздоры подрывали авторитет центральной власти Золотой Орды.

31. Князь Башкорт (1300—1394) с отцом Кан-Канлином попытался объединить несколько племен Приуралья, но безуспешно. Табынцы из-за земли ссорятся с минцами и объявляют войну. Только своевременное вмешательство кан-канлинцев останавливает кровопролитие. Табынцы рассеиваются по всей территории исторического Башкортостана.

Эпоха ханов Кельдибека, Оруса, Токтанья, эмира Аксак Тимера (Тамерлана), Тохтамыша. Самостоятельная политика Тохтамыша на отвечала интересам Аксак Тимера. Он начинает поход против Тохтамыша.

В мае 1381 года огромная армия Аксак Тимера через Казахстан, затем по реке Яик (Урал) выходит к реке Самара, откуда направляется к реке Ик и начинает готовиться к решающему сражению с армией Токтамыша.

32. Князь Астык-Осток (1332—1412) с отцом Башкортом собирает ополчение. Западные башкиры объединяются против войск Аксак Тимера. Башкиры во главе с князем Ялык-Джалыком20  оказали решительное сопротивление, но численный перевес был на стороне завоевателей.

В 1391 году Биляр тоже пал. Об этом рассказывает одно из билярских шежере.

Аксак Тимер собрал народ в этом городе. В толпе была одна вдова. Ее муж умер еще до прихода Аксак Тимера. Она сказала:

— Нужно помнить одно: гибель наша и разорение от наших грехов и нашего зла свои корни ведет. Ну что бы мог с нами сделать один Аксак Тимер?

Аксак Тимер сказал вдове свою волю непреклонную:

— Ты грехи свои признала и дела все злые, потому тебя я милую, куда ты только ни пойдешь, никто тебя не тронет.

Он приказал всем своим воинам не трогать вдову и двух ее сыновей.

После того дети вдовы, Ихсан и Инсан, решили уйти от Аксак Тимера. Инсан сказал своей матери-вдове:

— Мы пойдем с Волги внутрь страны, в местность горную, поселимся там, будем жить, лучше той страны на белом свете нет.

Согласилась мать, но другой брат, Ихсан, не согласен был, говорит он матери-вдове:

— Я пойду туда, где предки жили, там я буду жить.

Инсан с матерью-вдовой пошел в горную сторону и там на реке Кубань дом себе построил. И пошла родословная: Инсан —Сулейман — Кор — Нурдавлет — Нурхасан — Нурбул — Котуж — Мактым — Инка — Махмуд — Мухаммедхажи — Тавкель — Бирмухаммед — Бабаж — Ульмес — Жакамыш.

Ихсан уходит в сторону предков. От Ихсана родился сын Галимухаммед, далее: Канмухаммед — Токмухаммед — Атак — Шимак — Индерши — Текениш — Безерген.

33. Князь Атын-Отон (1379—1473), сын Астык-Остока, во время правления башкирского эмира Едигея заключает союз с племенами Западного Башкортостана. Попытка эмира Едигея в начале XV века сохранить хотя бы видимость государственного единства на деле обернулась бесконечной цепью дворцовых интриг. После смерти Едигея Золотая Орда распалась на множество самостоятельных государств. Башкирский край был разделен между Ногайской ордой, Казанским и Сибирским ханствами.

Начало эпохи Казанского ханства. Оно было образовано в 1437 году на территории бывшего Булгар-Билярского ханства. Различные претенденты на престол со своими отрядами появлялись в Среднем Поволжье и Приуралье. Приток татар в Казанский край начался в 1438 году, когда пришли из Крыма три тысячи татар с ханом Улуг Мухаммедом (ханствовал в 1438—1446 годы). Казанцы себя никогда не называли татарами, это название считали обидной кличкой.

В процессе консолидации башкир союзы не были прочными, главы отдельных родов втягивали народ в длительную борьбу, соперничая друг с другом, отказывались признать над собой верховенство какого-либо хана. Особенно не хотели этого башкиры южных родов. По этой причине князь Атын-Отон в 1458 году запретил кочевать южным канлинцам — роду Канны, обратно прибывшему из Ирендека. Им отвели место для поселения и в тот же год 30 семей обзавелись избами. Деревне дали символическое название — Сынташ (Канны-Тюркей).

Конец эпохи Казанских ханов Улуг Мухаммеда, Махмуда, Халила, Ибрагима, Илгама, Мухаммедамина, Мамыка. Начало эпохи Габдуллатыфа.

34. Князь Мамат (1457—1558), сын Атын-Отона, крупный феодал, обогатился за счет продажи зерна восточным и южным башкирам. У Мамата были сыновья Идяш и Москоу.

В начале XVII века в центре башкирского края хозяйничал казанский князь Кара Килимбет, позднее Ногайский21  хан Акназар.

Конец эпохи хана Габдуллатыфа. Эпоха ханов Мухаммедамина, Шахгалия, Сахибгарея, Сафагарея, Жангалия, Сафагарея. Начало эпохи Утямышгарея.

35. Идяш-батыр (1506—1588), сын Мамата, легендарная личность своей эпохи. Родословие, которое начал писать Идеш-Мухаммед, продолжали остальные, а Идяш-батыр переписал заново и хранил вместе с Земельной грамотой, выданной властями Золотой Орды. Идяш-батыр имел конницу до 1000 человек. Часто обходил границы Канлинского улуса со своей дружиной башкир22 .

Участились набеги отрядов по сбору ясака из Ногайской Орды и Казанского ханства. Канлинцы дали этому решительный отпор. Несколько раз село Сабай (тогда называли Канлин после Идеша) сожгли сборщики ясака, но батыры его заново восстановили.

От бесчинств ногайцев страдали и сынташцы (Канны-Тюркей).

Конец эпохи хана Утямышгарея. Эпохи ханов Шахгалея, Ядгара. Конец эпохи хана Ядгара и Казанского ханства как государства.

Когда пала Казань, в конце октября 1552 года, Идяш-батыр собрал Совет старейшин — Курултай Канлинского Улуса23 . Южная сторона канлинцев отсутствовала, они находились под оккупацией кочевников-ногайцев. Идяш-батыр сказал: «Как быть?». Старейшины сказали: «Только добровольное присоединение к Московскому государству спасет нашу землю. Пока ногайцы полностью не оккупировали землю наших предков, езжай, Идяш, со своей дружиной к Ивану в Казань». Идяш-батыр так и сделал.

В начале ноября 1552 года канлинские дружины на конях, зимой 1553 года на лыжах во главе с Идяш-батыром не смогли пробиться сквозь бурлящий край в Казань. Ногайцы везде поставили свои кордоны против башкирских послов. В сентябре 1553 года при охране границы от ногайцев вдоль дороги Уфа — Казань, в местечке степи вблизи реки Сармасан (Канлытюбинский — Буздякский перекресток) тысячная дружина Идяш-батыра встретилась с русскими дружинами во главе с послом Семеном Ярцевым. Послу были предоставлены широкие полномочия: подписан акт между сторонами о подданстве царю Ивану Грозному с определением границ Канлинской общины, согласно Тарханной грамоте, полученной в Золотой Орде прадедом Идяш-батыра князем Кан-Канлином.

Этот земельный документ с определением границ передавался из поколения в поколение жителями села Сабай, потомками Инчигула — Минея — Сюлюка — Султука — Бойка — Саклана — Суряша — Идяша. В нем говорится: «По левому берегу реки Кармасан с вершин до ее устья, с устья и до вершин двух речек — Малой и Большой Нугуша, до вершины р. Усень по обоим берегам, до Еланской волости24 , оттуда до устья р. Сарсаз, до вершины р. Базы, оттуда на р. Еланку, до вершины р.Куваши, до Елдякской волости, с вершины р. Бирь до Бураев лес, до устья р. Кармасан и озеро Асылыкуль».

После ухода ногайцев озеро Асылыкуль стало предметом споров между канлинцами и минцами. Но Идяш-батыр вместе с братом Москоу Маматовым уладил отношения с молодым минским князем Кан-Зафаром и Асылыкуль остался навсегда за канлинцами.

Башкиры выполнили все условия договора с Российской империей, Идяш- батыр со своей дружиной участвовал в Ливонской войне в составе Русской армии, а сын Суряш — в Крымской войне в 1570—1572 годы. В 1574 году на земле минцев была построена крепость Уфа, а в 1586 году она стала городом.

36. Суряш-абыз25  (1548—1628), сын Идяша, в основном исполнял обязанности муллы, тоже был грамотным. Коран знал наизусть. Являлся старостой (до 1720 года старшинская должность называлась старостой) Канлинского улуса (общины).

37. Князь Аклан-Саклан (1590—1692), сын Суряша, почти теряет управление улусом. Каждый вождь рода сам собирает ясак и отчитывается перед уфимским воеводой. Каждый из них хотел быть князем и отдельно защищать свою землю. Вскоре на реке Бирь за рекой Белой появилось русское поселение, а в 1663 году была основана новая крепость и потом город Бирск.

Кочующий маленький род киргиз-кайсаков уходит с нижнего течения реки Идяш к своим родичам в Казахстан. Этот род был допущен в Канлинский улус временно и без всякого договора с Идяш-батыром. Уходящие в знак благодарности оставили Саклану половину табуна своих лошадей. После ухода казахов земля автоматически переходит в собственность князю Саклану.

38. Князь Баек-Боик (1633—1735), сын Саклана, по прозвищу «Субай», в 1662 году взяв бразды правления в свои руки, со своей дружиной обходит весь Канлинский улус. Во время рейда на реке Бирь уничтожил село Архангельское и держал в осаде строившуюся крепость Бирск. Это было начало первого крупного восстания в Западном Башкортостане. Оно охватило весь Башкирский край.

Князь Боик Сакланов со своей дружиной участвовал и в других восстаниях, защищая вотчинные земли края. Например, совместно со знаменитыми предводителями Казанской дороги Гаухар и Сает-батырами и Алдар-батыром из Ногайской дороги (Алдар Исянгильдин — тархан Бурзянской волости, в Азов­ском походе воевал вместе с Боиком), а потом с Кусюм-батыром (Кусюм Тлякаев из Тамъянской волости). И еще участвовали в этом восстании мишар­ское26  и тептярское27  население.

Почти десять лет князь Боик Сакланов занимался Канлинским улусом и часто объезжал со своей дружиной раздробленную территорию.

По мере усиления колонизации вотчинных земель пришлыми людьми князь Боик Сакланов смог привести всех аксакалов к единому мнению и добился от власти закрепления за ним всей территории Канлинского улуса. Выдача Жалованной грамоты с указанием его границ состоялась в Казани, согласно земельной грамоте, которую получил Идяш-батыр от послов Ивана Грозного. Лишь в 1672 г. канлинцы смогли получить царскую грамоту, которая узаконила их земельные владения с указанием границ: «По левому берегу р. Кармасан с вершин до ее устья, с устья и до вершин двух речек Пушияты (?), до вершины р. Усень по обоим ее берегам, до Еланской волости, оттуда до устья р. Сарсаз, до вершины р. Базы, оттуда на р. Еланку, до вершины р.Куваши, до Елдякской волости, с вершины р. Бирь до Бураев лес, до устья р. Кармасан». Озеро Асылыкуль («Асилы»).

Но почему-то в грамоте допущена грубая ошибка, там вместо речек Малый и Большой Нугуш написано «Пушияты».  Это загадочное слово никак не поддается переводу и в словаре топонимов Республики Башкортостан его нет.

Каршин, Дуваней и Шамшади как маленькие рода были взяты под крыло более мощными, многочисленными родами Канглы-Юрматы, Кан-Канлы и Канны Канлинского улуса. Канлинская община (улус) приняла на свою вотчину несколько человек кобау-минцев могущественного рода Мин.

Тептярская сторона села Сабай основана в 1673 году под названием Карагай-Астык Кыр-Еланским батыром Асяном, участником восстания под предводительством Донского атамана Степана Тимофеевича Разина. Князь Боик Сакланов, прибывший вместе с Асяном, двадцати пяти семьям отводил место в правой стороне реки Идяш, чуть выше болот, без всякого оформления документов. Кыр-еланцы за короткий срок осушили болото, выкопали канавы, выкорчевали пеньки, кислую землю обработали золой и получили первый урожай. Они в дальнейшем расширили свои владения на юг, запад и на север.

На земле князя Боика Сакланова в 1676 году основывается деревня Шункей. Основатель башкир Шункей приезжает из Дуванейской волости. Его млад ший брат Тухбекей — служитель (муэдзин) в мечети села Сабай (Суряш). В 1680 году здесь на правах припущенников появляются служилые мишари. Они поселяются с левой стороны реки Тюрюш.

В 1682 году калмыцкий князь (тайша) Аюка Мончаков с войском в 40 тысяч человек вторгся в Башкирию, чтобы жестокими мерами принудить башкир отделиться от Московского государства и перейти под его власть. После калмыков остается только выжженная земля, в том числе уничтожаются села Сабай и Карагай-Астык. Население этих сел спас 19-летний Султук-сын Боика. Он в то время стоял на посту на сторожевой вышке у горы Балыктау. Султук с Тухбекеем быстро собрали стариков, женщин, детей и увезли их в тайную летовку, которая находилась в лесу с северной стороны. Эта летовка была организована Идяш-батыром.

После восстановления сел в Канлинской общине, в том числе Сабай и Карагай-Астык, началась новая страница истории башкир. Князь Боик Сакланов со своей дружиной участвовал в Азовских походах (1695—1696) и вернулся с именной саблей и похвальной грамотой, полученными из рук самого Петра Великого.

Единственный сын Султук — наследник (остальные — дочери), в составе башкирского отряда уходит на Северную войну (1700—1721 годы) и там надолго теряется...

Когда князь Боик Сакланов отсутствовал в связи с участием в восстании, 19 августа 1704 года на вотчинные земли села Сабай припущены безземельные башкиры Якуп Маметов и Рысай Давлеткильдиев с вершин реки Сюнь. Оба считаются основателями деревни Тавлар.

В 1711 году князь Боик Сакланов возвратился с восстания. Еще два брата вернулись с восстания и отделились. Один обосновал деревню Санны, другой поселился недалеко от Кучербая. Боик Сакланов оставался старостой в родном селе.

В 1716 году 7 декабря на тептярскую сторону на землю вотчинников села Сабай были припущены татары Тимаш Шиккулов и Сырым Карин, а в 1718 году на башкирскую сторону была допущена семья отставного башкирского князя Аккубякова.

39. Князь Султук-Солток (1664—1754), сын Боика. После возвращения с Северной войны его воевода целый год не тревожил. Это был своего рода отпуск за 21 год службы. Вернулся в звании походного старшины, с похвальной грамотой, именной саблей.

У Султука были двое сыновей: Манай и Сюлюк. Первым делом Султук Бои­ков выполнил наказ престарелого отца Боика. Под руководством аксакала сельчане запрудили Идяш, пустили туда мальков карпа, построили водяную мельницу, отремонтировали мечеть.

В 1726 году родился Миней, сын Сюлюка, внук Султука, правнук Боика.

Феодалы наживаются за счет припущенников. Башкиры Канлинской волости Акимбет Тляков, Моняк Мокарев, Аблай Назаров, Казакай Суряшов, Тамир Екашев с детьми и племянниками впустили в свою вотчину двоих припущенников, а в документе зафиксирован только один татарин Адик Тебаев. В данном случае феодал Акимбет Тляков узаконил записью только одного человека.

Остаток своей жизни Султук Боиков посвятил родному очагу, был старостой двух деревень.

Жители деревень Сабай и Карагай-Астык — вотчинники, тептяри и припущенники — со дня основания землю использовали вместе, коллективно. В ар­ хивных документах за 1738 год значится: «Вотчинную землею и сенными покосами и с бортными ухожьи, дельными и недельными, с пчелами и без пчел деревья, и с рыбными ловлями и с прочими угодьями владеть всем вместе». В этом году князь Султук Боиков башкирскую и тептярскую стороны объединил и оставил только название село Сабай.

В 1738 году по реке Идяш, ниже села Сабай возникла деревня Шигай как поселение башкир-вотчинников и башкир-припущенников. Деревня стала носить имя башкира-енейца Шигая Ишимова.

Следующее наиболее крупное восстание произошло в 1735—1740 годах. Оно было вызвано решением царского правительства построить Оренбургскую линию укреплений на юге и юго-востоке Башкирского края.

Во время башкирского восстания в юго-западной части Канлинской волости разворачиваются кровавые события. Здесь со своей пятисотенной конницей, несмотря на преклонный возраст, воевал сам Султук Боиков и его сын Манай со своей сотней.

Карательный отряд начальника комиссии Башкирских дел генерала-лейтенанта А.И.Румянцева в конце июня 1736 года остановился лагерем у деревни Урмекей. Тогда один из предводителей восставших башкир старшина Юрматинской волости Кильмяк-абыз Нурушев с восьмитысячным отрядом напал на лагерь генерала, но встретил упорное сопротивление. Несмотря на потери, Румянцев смог выиграть сражение и рассеять отряд Кильмяка, который был вынужден некоторое время скрываться в камышах озера Кандры.

Восставшие не смогли остановить основные силы экспедиции, его начальнику И.К. Кириллову на реке Орь удалось заложить крепость Оренбург. В деревне Сеянтус Балыксинской волости по приказу бригадира А.И. Тевкелева,  помощника Кириллова, было перебито около 1000 башкир, в том числе много женщин и детей, 105 человек Алексей Тевкелев сжег живьем, закрыв их в амбаре.

Всего в Башкортостане в ходе восстания карателями было уничтожено 700 деревень, погибло 60 тысяч башкир, были казнены предводители восстания Кильмяк Нурушев, Акай Кусюмов, Юсуп Арыков, Бепеня Трупбердин и многие другие. Миндигул Юлаев — Карасакал смог бежать в казахские степи.

40. Князь Сюлюк-Солок (1695—1760), сын Султука, его иногда называли Сююк, Сююш. Сюлюк больше общался с тестем Якупом Маметовым. Якуп являлся старостой деревни Тавлар. Сюлюк захотел стать в селе Сабай ста­ростой. Сюлюк дошел до такой низости, что ездил к воеводе, говорил, что Манай вор и возмутитель народа (участник восстания 1735—1740 годов).

Маная арестовали, подержали в остроге и выпустили из-за отсутствия улик.

Старик Султук терпеливо следил за сыновьями и наконец сказал: «Быть одному только старостой, наверно, тебе, Сулук (Сюлюк)».

В 1740 году 24 марта во главе Сюлюка Султукова к деревням Сабай и Шигай была допущена команда старшины Енейской волости Айдара Уразметова. Привожу текст договора без изменения исторической транскрипции: «Лето 1740 марта 24 дня Уфимского уезда Казанской дороги Канлинской волости башкирцы, а именно дер. Сабаевой Сюлюк Султуков, Ишим Князев, Умир Якупов, Юнус Булатов, дер. Кубяковой Айдян Атиев с тов. будучи в Уфе дали ещо тое же Казанской дороги Енейской волости башкирцам, а именно: дер. Утягановой старшине Айдару Уразметову, Уразметю да Муллагибу Сармановым, Бирте Сар­баеву, Мусину да Мустаю Сулеевым, Кускею Султанаеву, Кусяму Юсупову, Суб ханкулу Тайсину, дер. Сосновой Ишметю Мустанову, Шахмию Смаилову, дер. Деветерней Шеговлу Аптикову, Биккеню Тойшеву, Кущиму Тойметеву, дер. Кусюковой (Кулютовой) Арслану, Темиру, Авлею Аликаевым, Тонрану Кильметову, Абдулле Уразову, Муслюму, Заиту, Зайну Юсуповым и да кроме их Айдара с товарищи башкирам для поселения четырьмя дворами в том пропустили мы Сюлюк и Ишим с товарищи их старшину Айдара с товарищи на вотчинную свою землю для поселения дворами ... Платить им по 11 куниц в год» (ЦГИА РБ. Ф. 10, опись 1, д. 1278, л. 13).

В начале 1744 года опять возобновилось расхищение башкирских земель и лесов. Небезызвестный Алексей Тевкелев появляется на этот раз в Канлинской волости, предварительно встретив в Уфе «предприимчивого» башкира Якупа Маметова.

Тевкелев вызвал в Уфу старосту села Сабай Сюлюка Султукова на переговоры, требуя под аренду на 60 лет часть земель на вотчине Саклана Суряшева. Тевкелев требовал отдать земли, угрожая ему арестом, выселением Сюлюка вместе с сельчанами на Асылыкуль. При этом присутствовал тесть Сюлюка Якуп Маметов. Таким образом, купчая состоялась согласно договору от 1744 года. Сюлюк 100 рублей отдал Маметову, 100 рублей оставил у себя. За эту купчую к Сюлюку прикрепилось прозвище «Кинятбай» — «Скоробогатый».

Возмущенный старик Султук собрал сельчан и велел Сюлюку лечь на топчан, предварительно сняв штаны. Сюлюка выпороли. Это увидел своими глазами хранитель родословия и земельной грамоты, шакирд медресе Миней Султуков.

Старик Султук  слег, месяц лежал без движения, а Якуп Маметов не появлялся в селе почти год.

Старший брат Манай по поручению отца сначала поехал к Тевкелеву вернуть деньги и расторгнуть договор, потом в Казань. И исчез, как в воду канул. Позже выяснилось, что его убили люди Алексея Тевкелева.

Кто такой Тевкелев? Его род начинается от Казанского мурзы Тевкеля, бывшего на службе предателя Казанского ханства Шахгали, а затем после добровольного крещения перешедшего на русскую службу.

41. Миней-батыр (1726—1774), сын Сюлюка. Миней с малых лет затаил злобу на Тевкелева и его хвастливого сына Осипа Алексеевича. Был недоволен безумными действиями отца. Так происходило формирование личности будущего старшины Канлинской волости и полковника Башкирского повстанческого войска Минея Султукова.

В восстании 1773—1774 годов принимали участие не только жители села Сабай и 169 башкирских дворов Канлинской волости со старшиной Миней Султуковым, а также много русского, мишарского, тептярского и татарского населения.

Полковник Башкирской повстанческой армии Миней Султуков совместно с главным полковником пугачевского войска Каранаем Муратовым прошел легендарный боевой путь. При штабе в Касево вел административные дела новой власти, руководил разведкой. До весны 1774 года действовал в Мензелинском и Сарапульском направлении. В марте сражается против сарапульских крестьян, перешедших на сторону правительства, затем против подполковника А.Ф. Обернибесова под Камбарским заводом. Ранен. Для лечения ран вернулся в свою волость. После весеннего поражения уничтожил штабные документы, но на Казанской дороге возобновил борьбу. Повесил командира продотряда Павла Стоинского, когда он после снятия осады Уфы приехал за хлебом в имение Тевкеле вых в деревню Килим. Ездил на Ногайскую дорогу к Каранаю Муратову и Каскину Самарову для совместной борьбы с правительственными войсками и карательными отрядами воеводы.

Сыновей Ишкула и Инчигула посылает по волостям Казанской дороги для поднятия населения к восстанию. 5 мая 1774 года по доносу мишарского муллы Шункей-Тюрюш Башира Рахмангулова Миней Султуков при отсутствии сыновей рано утром был тайно арестован уфимскими властями во главе с полковником воеводой Алексеем Никифоровичем Борисовым и доставлен в Уфимский острог. 26 сентября он был отправлен в кандалах под караулом в Казань в секретную комиссию. Героически перенес пытки при допросе, но Караная Муратова не предал. Его организм не выдержал очередных пыток и Миней Султуков умер 1 декабря 1774 года на руках палача и своего помощника старшины Ишали Якупова — сына старосты деревни Тавлар Якупа Маметова. После гибели Миней Султукова старшиной Канлинской волости должен был стать грамотный и энергичный волостной сотник Ишкул Меняев, но ему уже уфимские власти не доверили и оставили только старостой башкирской стороны села Сабай.

Много населения села Сабай погибло в горниле сражений. До восстания на башкирской стороне насчитывалось 60 дворов, а после поражения осталось всего 10, и на тептярской стороне тоже было такое положение. Многие ушли на Асылыкуль, где у некоторых были запасные земли.

По приказу генерала П.И. Панина на месте повстанческого движения были установлены виселицы, колеса и «глаголы» для казни бунтовщиков. Такие виселицы с казненными долго стояли и на Ногайско-Казанском перекрестке (Буздяк­ский перекресток), снимать их не разрешалось. Тевкелевцы из поместья Килим даже предложили в каждой из крепостных деревень установить такие «памятники» для устрашения крестьян. Они таким путем хотели отомстить за смерть Осипа Тевкелева, которого пугачевцы повесили в Берде недалеко от Оренбурга.

42. Ишкул-батыр (1755—1825) и Инчигул мулла (1758—1828), сыновья Миней Султукова.

Тяжелые времена достались сыновьям Миней батыра — Ишкулу и Инчигулу. Оставшиеся малочисленные сельчане Сабай боролись с голодом и каждую зиму с нетерпеньем ждали наступления лета, чтобы засеять поле, но зерна не было, так как весь хлеб забирал продотряд правительственных войск. Особенно свирепствовал главный старшина Казанской дороги, почтовый комиссар мишар Миндей Тупеев.

Жаловаться было некому. Ишкул Миняев со своей сотней находился постоянно на линейной службе или на войне, а Инчигул ничего не смог предпринять. После возвращения Ишкул тоже не смог защитить вотчинные земли за Ташлытау из-за отсутствия документов — «Земельной грамоты», так как при загадочных обстоятельствах она была утеряна Инчигулом во время пятничного намаза в Тюрюше. Вместе с документами была утеряна и «Жалованная грамота» Канлинского улуса и шежере (родословие). Одни говорили, что следы терялись у Рахмангуловых, другие — у Тевкелевых.

Ишкул ездил в Уфу, потом в Оренбург, но копии грамоты в канцеляриях не оказалось, причем не только Канлинского улуса, но и всего Башкирского края. Он не знал, что в 1759 году власти сожгли все копии жалованных грамот, определявших вотчинные права башкир на земли. Эта было самое крупное преступление царских чиновников против башкирского народа.

Род Ишкула и Ичингула по Указу Екатерины II от 17 марта 1775 года по старанию Тевкелевых предают на вечные времена забвению. Даже имена их произносить запрещалось, а река Идяш была переименована на Шигай в честь припущенника из Енейской волости, безземельного башкира Шигая Ишимова, согласно договорной записи от 1738 года. А приток Идяша Тавларбаш стала называться Идяшем.

В 1777 году помещичья усадьба Килим Петра Осиповича Тевкелева становится неким центром по захвату земель. Его агенты ездили по всем близлежащим губерниям России агитировать татарских мурз, чтобы они переселялись в Канлинскую волость. За короткое время появляются усадьбы Алаторского мещеряка Абдусалима Киекбаева, Темниковских мурз Бадамши, Мансура и Рахмангула Адилшиных, Максюта Мансурова, Муртазы Рахмангулова, Альбека Бадамшина, Ханбека Хансуярова, Темирбулата Слакаева, Мурсалима Юзеева, Кансуяра Муртазина, Смаила Сулейманова, Myсала Сулейманова, Илека и Усейна Батыршиных, Мурсалима Мусалова и других.

Староста села Сабай Ишкул Миняев догадался, что Жалованная грамота Канлинского улуса и шежере находятся в руках Тевкелевых, но Петр Осипович Тевкелев это не признавал. Ишкул Миняев решил отомстить внуку Тевкелева. В 1799 году он скрытно организовал вооруженное нападение совместно с бывшими участниками грандиозных событий в 1773—1774 годах на помещичью усадьбу деревни Килим и сжег ее.

В 1825 году главный защитник канлинских вотчинников Ишкул Миняев в возрасте семидесяти лет, по дороге домой, буквально в нескольких шагах от родного очага внезапно упал с коня и больше не встал. Похоронили его там, где он сам завещал: «Где упаду, там для меня и вечный покой...». После похорон Ишкул-батыра на этом месте образовалось новое кладбище села Сабай.

Род Ишкула и Инчигула Миняевых, кроме деда Сюлюка, участвовал во всех башкирских восстаниях. Они были оплотами вотчинников и для всех жителей Канлинского улуса Казанской дороги.

43. Бахтигарей (1788—1861), сын Инчигула. С малых лет он был привязан к лошадям.

После вторжения наполеоновской армии в Россию манифест царя Алексан­дра I и предписание Оренбургского генерал-губернатора Г.С. Волконского с призывом об обороне отечества оглашали во всех мечетях и на сельских сходках. Бахтигарей, уже побывавший на линейной службе и имея большой опыт, ком­плектовал с башкирской стороны села Сабай 15 джигитов, 30 лошадей; с тептярской стороны тоже такое же количество, из д. Шигай — 20 джигитов и 40 лошадей. Сотник направился к Уфимскому воеводе, захватив по пути башкир и мишар деревень Шункей-Тюрюш и Кузей.

В первые же недели войны по инициативе башкир были сформированы 3-й, 4-й, 5-й Башкирские полки.

Во время Отечественной войны в 1812—1814 годы против Наполеона было сформировано 28 башкирских полков, 2 полка из тептярей, 2 полка из мишарей. Всего башкирский народ дал 16 тысяч всадников.

В 1814 году канлинцы почти все вернулись с войны с орденами, медалями и похвальными грамотами. Это хорунжий Хисматулла Кинзякаев, Файзулла Валидов; есаулы Имангул Иликов, Абдулгаллям Гадельшин; походный старшина Бускун Ишкулов; сотники Мухаметгали Бурангулов, Бахтигарей Инчигулов и многие другие.

У Бахтигарея Инчигулова было три сына: Рахимгул, Хаматгале и Хаматамин.

44. Хаматамин (1819—1891), сын Бахтигарея. Хаматамин родился третьим ребенком во время сенокоса прямо в шалаше.

Башкиры всегда гордились своим массовым участием в Отечественной войне 1812—1814 годов, где доказали преданность отечеству. В русско-турецкой войне 1828—1829 годов участвовали два башкирских полка и в том числе ветеран наполеоновской войны Бахтигарей Инчигулов с сыном Рахимгулом.

Староста села Сабай Бахтигарей с сыновьями (Рахимгул погиб в русско-турецкой войне) Хаматгалеем и Хаматамином организовал вместе с сельчанами работы по засыпке дороги щебенкой от Тавлара до Сабая. Щебенку возили от Балыктау.

В середине XIX века Бахтигарей отошел от влиятельных башкир-вотчинников, в основном занимался богословием. Сын Хаматамин тоже остаток своей жизни посвятил исламу. Был очень грамотным и уважаемым среди населения. Он не только читал Коран наизусть, умел писать на тюрки и по-русски, а также учительствовал в медресе.

У Хаматамина родились и выросли девять сыновей: Идрис, Шакым, Халит, Хаматкамал, Шарип, Шарифулла, Сафиулла, Валиулла, Гарифулла.

45. Шарип (1849—1919), сын Хаматамина, пятый ребенок в семье. Старший брат Идрис служил матросом в эскадре вице-адмирала П.С.Нахимова. Идрис и Шакым участники Крымской войны 1853—1856 годов.

В 1865 году Оренбургская губерния, куда входил Башкортостан, была разделена на две губернии: Уфимскую и Оренбургскую.

Шарип образование получил в сельском медресе, даже успел немножко получить знания по русскому языку, когда в деревне Тавлар открылся класс для нерусских национальностей. Но потом этот класс закрыли в связи с отсутствием учителя.

Из-за непригодности земли для хлебопашества по реке Идяш Шарип со своими братьями поднял целину до Ташлытау, со стороны Балыктау поля оставлены под сенокос. От весны до зимы табуны лошадей и стада крупного рогатого скота паслись в районе летовки за лесом. Здесь же занимались хлебопашеством, охотничьим промыслом и пчеловодством. И еще продолжали ездить в Асылкуль, где у них были запасные земли.

Шарип в основном занимался торговлей. Продавал мед, кумыс, пушнину, мочальные изделия. Однажды он, во время остановки в селе Кучербай, познакомился с будущей женой Зулейхой. Будущий тесть Галяутдин тоже занимался торговлей и еще являлся муллой. Он как башкир рода Расмекей на земле канлинцев имел достаточно много земельных угодий и водяную мельницу на речке Чагыл. В этом селе с башкирами проживали еще несколько мишарских семей.

Галяутдин очень дорожил рукописной книгой — поэмой «Юсуф и Зулейха» великого мыслителя и поэта Кул Гали (1174—1248). Не зря же выбрал единственному ребенку — дочери имя главной героини поэмы.

Зулейха подарила мужу двух дочерей: Кафию и Гарифу, а потом Шарипа забрали на русско-турецкую войну 1877—1878 годов. После возвращения в 1879 году родился первый сын Хаматзариф. После этих родов Зулейха часто болела и рожала несколько лет подряд мертвых детей. Только в 1891 году она родила четвертого ребенка — мальчика. Жизнь Зулейхи висела на волоске. Шарип привез с Килима врача помещика Суфии Тевкелевой-Джантюриной28, но спасти Зулейху не смогли.

Тесть Галяутдин сам дал имя внуку — Зайнагутдин. В переводе с араб­ского обозначает «Украшение ислама».

Через несколько лет Шарип женился на Марфуге, дочери Ихсана тептярской стороны села Сабай. От совместной жизни у них появилось шесть ребятишек: Салиха, Магрифа, Салим, Карим, Гариф, Фатима. Фатима была слепой и больной. Она рано покидает этот мир.

Вот я оглянулся в прошлое и остановился у деда Шарипа, в честь которого с гордостью ношу фамилию Шарипов. От его сына Зайнагутдина родился Ямгутдин, мой отец. У моего сына Ильдара родился мальчик Айдар — тридцать второе колено от первого мусульманского хана Айдара.

 

Фаниль Шарипов

Категория: Башкиры в средние века | Добавил: bashkir (2017-07-04)
Просмотров: 98 | Рейтинг: 0.0/0
Copyright MyCorp © 2017
ДРУЗЬЯ
...

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
...