Понедельник, 2018-11-19, 4:43 PM
bashkirlife
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
СОЦСЕТИ
facebook
vk
Google+
Мой мир
Lj
Ок
Twitter
Меню сайта
...
ФОРМА ВХОДА
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Башкиры в средние века [14]
Эпоха, предшествовавшая вхождению в Русь, восстания...
Новая и новейшая история башкир [11]
Период, предшествовавший большевитскому перевороту, Октябрьская фитна, 2 мировая война, Оттепель, Перестройка, отношения с Россией...
ПОИСК
Наш опрос
ОЦЕНИТЕ МОЙ САЙТ
Всего ответов: 107
ФОТОГРАФИИ САЙТА
 Каталог статей
Главная » Статьи » История башкир » Новая и новейшая история башкир

ГИБЕЛЬ ГЕНЕРАЛА ШАЙМУРАТОВА

В Башкортостане идет кампания по сбору подписей за присвоение звания Героя России генералу М.М.Шаймуратову, командиру 112-й Башкирской (16-й гвардейской) кавалерийской дивизии. Юридических препятствий для этого нет, уже были примеры присвоения героям Великой Отечественной войны звания Героя России посмертно. Независимо от того, увенчается ли ходатайство успехом, акция сама по себе очень полезная для пропаганды истории 112-й Башкавдивизии и героической личности Шаймуратова. Сейчас много появляется публикаций на эту тему, телефильмов и телепередач.

Практически всегда в них говорится, что генералу Шаймуратову в свое время не присвоили звание Героя Советского Союза, потому что его по ошибке включили в список пропавших без вести. Действительно, тело генерала из окружения не вынесли, смерть его официально актирована не была. Известно, что в те годы отношение к пропавшим без вести, а тем более попавшим в плен, было очень негативным.

Ветераны дивизии и башкирские исследователи всегда стремились добиться признания подвига Шаймуратова. Но они, как представляется, поневоле стали заложниками той самой порочной логики, которая помешала сразу по достоинству оценить заслуги генерала: «Если считается, что пропасть без вести или попасть в плен лишает оснований на звание Героя, значит, надо доказать, что генерал погиб». Они не могли проводить расследования на месте – у них не было таких полномочий, у них был ограниченный доступ к материалам имеющихся расследований, к архивам. Единственное, на что они могли опираться – воспоминания выживших ветеранов. Некоторые из них видели, как 23 февраля 1943 года при выходе дивизии из рейда по тылам противника Шаймуратов был сбит с коня огнем фашистов. В результате к настоящему времени общепринятой среди башкирских краеведов стала версия о том, что генерал погиб на поле боя. Но все-таки необходимо отметить, что никто из свидетелей последнего боя Шаймуратова не видел его мертвым вблизи. Поэтому данная версия пока остается лишь предположением.

Вполне естественно, что эта версия, которую из самых лучших побуждений, защищая доброе имя Шаймуратова, уже долгие годы отстаивают ветераны и исследователи, очень им дорога. Что она прозвучала во многих публикациях, интервью и передачах, что она выстрадана. Что отказ от нее для многих невозможен по эмоциональным и репутационным причинам. Тем не менее, данная статья ставит целью ознакомить читателей и с другой версией, которая кажется достаточно обоснованной.

Еще в конце 1990-х годов в интернете появилась статья украинского исследователя А.А.Маслова «Неизвестные подробности героического рейда», опубликованная на английском языке в журнале «Slavic Military Studies», в которой исследовались обстоятельства гибели Шаймуратова. Позднее появились другие его публикации на эту тему. Александр Алексеевич Маслов работает ведущим специалистом музея Глуховского национального педагогического университета имени Александра Довженко (Украина).

Следует отметить научную добросовестность Маслова, который провел огромную кропотливую работу по выяснению судьбы не только М.М.Шаймуратова, но и многих других погибших и попавших в плен советских генералов. При этом, будучи гражданином ныне независимой Украины, он далек от околонаучных и политических перипетий Башкортостана. Вопреки хронологии публикаций, предлагаем вначале ознакомиться с отрывком из его статьи 
«Потери советского генералитета пленными на территории УССР (1941-1943 гг.)», напечатанной на украинском языке в журнале «Український історичний журнал», 2010 г., №3, с.30-45 (здесь и далее перевод автора этих строк).

«В феврале 1943 г. рейд на Дебальцево по глубоким тылам немцев провел 7-й гвардейский кавалерийский корпус Юго-Западного фронта. В ходе операции было парализовано движение поездов по железной дороге, связывавшей Дебальцево с Ворошиловским, Петровеньками и Никитовкой. Во время выхода на неоккупированную территорию в плен попали генерал-майоры комкор М.Д.Борисов и командир 16-й гвардейской кавдивизии М.М.Шаймуратов. Некоторое время об их судьбе ничего не было известно, поэтому они считались пропавшими без вести. Позже выяснились обстоятельства трагедии.

На прорыв корпус пошел 23 февраля, в сильный мороз, по открытому заснеженному полю, испытывая острую нехватку боеприпасов, с большим обозом раненых, что делало соединения малоподвижными. Планом предусматривался встречный удар с востока силами фронта (командующий - М.Ф.Ватутин), который, однако, организовать не удалось из-за ряда просчетов этого военачальника и его штаба. 16-я гвардейская кавдивизия завязала жестокий бой в районе с.Юлино-Первое, в котором М.М.Шаймуратов получил тяжелое ранение.

Его схватили немцы и донские казаки, находившиеся на службе у оккупантов. Они втащили генерала в одну из хат, хозяев выгнали. Вместо того, чтобы проявить великодушие к раненому врагу, как требуют правила и обычаи войны, эти люди начали кровавую оргию, штыком выколов ему глаза, на плечах вырезав погоны, а на спине - звезду. Изуродованное тело похоронили пленные кавалеристы, среди которых был и адъютант комдива - в присутствии хозяйки дома они закопали его под стеной конюшни».

В качестве источников автор указывает документы Центрального архива Министерства обороны РФ, а также сообщает:
«Наиболее полную информацию о малоизвестном Дебальцевском рейде собрал краевед, сотрудник исторического музея города Красный Луч (Луганская обл.) О.С.Мезеря. Поражает масштаб переписки краеведа с генералом М.Д.Борисовым. В музее хранится около 200 писем, каждое из которых - ценный источник о трагедии февраля 1943 г. под Дебальцево».

Далее предлагаем ознакомиться с отрывком из упоминавшейся статьи А.А.Маслова «The unknown pages of a heroic raid», Maslov, A.A. Journal of Slavic Military Studies, 7(2), 1997, p. 176-80 (обратный перевод на русский с небольшими сокращениями).
«В Луганском музее можно также найти ценную информацию об обстоятельствах гибели С.И.Дудко и М.М.Шаймуратова. Например, Федор Головатый, житель поселка Штеровка, расположенного в нескольких километрах от поля боя кавалеристов, оставил особенно четкий рассказ о событиях.

По свидетельству Головатого, на рассвете 23 февраля, воспользовавшись тем, что в деревне больше не свистели пули и не рвались снаряды (поскольку линия фронта передвинулась на 2-3 километра к востоку от деревни), он вышел из дома с ведром, чтобы набрать воды из поилки. Идя по улице, он заметил шесть всадников, одетых в белые овчиные тулупы. Подъехав к Головатому, один из них спросил, есть ли в деревне немцы. В этот самый момент раздались вражеские очереди из автоматического оружия, один из всадников сразу упал с коня, а остальные повернули назад, отстреливаясь из автоматов. Рядом с упавшим военным осталась «серо-голубая лошадь в яблоках». Немцы попытались поймать ее, но безуспешно. Тогда они загнали лошадь в штольню и пристрелили. Упавший с лошади всадник лежал мертвым посреди улицы. Головатый видел, как немцы подошли и сняли с него тулуп. На воротнике кителя убитого явственно виднелась звезда, означавшая генеральское звание. По свидетельству Головатого, убитый был очень красивым человеком 40-45 лет.

На следующее утро Головатый снова пошел к поилке за водой. К своему удивлению он увидел, что тело генерала было полностью раздето, и кто-то забрал всю его одежду и валенки. Ему в глаза бросились рубцы на шее и одной ноге, был также старый шрам под коленом. С разрешения немцев в тот же день местные жители похоронили убитого в отдельной могиле в Штеровке, в балке у Романовской скалы. Там он и покоился много лет после войны, без указания имени и фамилии, хотя все в деревне были уверены, что это могила большого советского командира.

В начале 1960-х годов официальная комиссия в составе двух профессоров и двух полковников из столицы БАССР г.Уфы прибыла в Штеровку для установления места гибели и могилы их земляка М.М.Шаймуратова, башкира по национальности. Посетив могилу неизвестного генерала, но не изучив необходимые материалы, комиссия пришла к неверному выводу, что в могиле захоронен М.М.Шаймуратов. Они даже оставили на Романовской скале надпись «Здесь похоронен генерал М.М.Шаймуратов».

Через несколько лет прибыла новая комиссия из Башкирии для перезахоронения генерала в Уфе. Его останки были извлечены из могилы и помещены в цинковый гроб, который временно, до получения официального разрешения от компетентных властей в Москве, хранился на складе одного из заводов в городе Петровское, расположенном в нескольких километрах от Штеровки. Однако из Москвы пришел ответ: «Перезахоронение останков неизвестного генерала в Башкирии запретить». В результате прах генерала был перенесен в братскую могилу кавалеристов, погибших при выходе из Дебальцевского рейда. Останки сотен советских солдат, собранные здесь в послевоенный период из множества общих и отдельных могил, были захоронены в этой братской могиле города Петровское.

Последующее расследование позволило, однако, прийти к следующим выводам. Федору Головатому были показаны увеличенные фотографии генералов С.И.Дудко и М.М.Шаймуратова, а также генерал-майора И.Т.Чаленко, командира 15-й гвардейской кавалерийской дивизии 7-й гвардейского кавалерийского корпуса. Головатый опознал на фотографии генерала Дудко офицера, который был на его глазах похоронен. Вскоре исследователям удалось связаться с вдовой Дудко, Евдокией Ивановной. C ее слов было установлено, что ее муж действительно имел шрамы на шее и ногах. Первый из них был получен от махновской сабли (в ходе Гражданской войны на Украине), а второй в результате перелома ноги от падения с лошади в 1930-х годах. Таким образом в конце концов были успешно установлены точное место, время и обстоятельства смерти С.И.Дудко. Главное управление кадров Министерства обороны СССР получило все эти новые данные в 1967 году. Затем было официально установлено место захоронения С.И.Дудко на основании информации, которой ранее ГУК не владело.

Помимо этого, сейчас мы можем полностью и окончательно задокументировать подробности гибели генерала Шаймуратова. Возвращаясь из дерзкого рейда, 16-я гвардейская кавалерийская дивизия вступила в жестокий бой в окрестностях деревни Юлино Первое. Командир дивизии Шаймуратов был тяжело ранен в кровопролитном бою и захвачен немцами и донскими казаками, находящимися на службе у фашистов. Выгнав хозяина (или хозяйку – прим. пер.), враги затащили Шаймуратова в один из крестьянских домов в деревне Юлино Первое. Затем эти чудовища подвергли генерала ужасным пыткам; они выкололи ему глаза штыками, вырезали звезды на спине и на плечах в виде погон... Пленные кавалеристы, среди которых был адъютант Шаймуратова, в присутствии хозяина (или хозяйки – прим. пер.) дома, в котором замучили генерала, похоронили его внутри конюшни в деревне, поскольку бой продолжался, вокруг свистели пули и было трудно найти более подходящее место для его погребения.

Через много лет после войны хозяин (или хозяйка – прим.пер.) дома (ныне покойный/ая) и адъютант Шаймуратова сообщили подробности этих трагических событий. Сейчас прах генерала покоится в братской могиле в городе Петровское Краснолучского района Луганской области. В связи с кратковременностью его пребывания военнопленным, Приказом ГУК Министерства обороны СССР М.М.Шаймуратов был исключен из списка офицерского состава как погибший 23 февраля 1943 года, то есть без указания точных обстоятельств его гибели. Было бы правильнее исключить его из списков как замученного в фашистском плену».

Эти же сведения практически дословно повторяются в другой книге, написанной А.А.Масловым в соавторстве: Aleksander A. Maslov, David M. Glantz, Harold Steven Orenstein. Captured Soviet generals: the fate of Soviet generals captured by the Germans, 1941-1945. Soviet Military Institute. Cass series on Soviet (Russian) military institutions (Том 2). Routledge, 2001, 329 p. (с.212-213, перевод с английского с небольшими сокращениями).

"Как и многие бойцы 8-го кавалерийского корпуса, командующий 16-й гвардейской кавалерийской дивизией генерал М.Шаймуратов не вышел к линии фронта Красной Армии. Поскольку у кадровой службы Наркомата обороны не было конкретных данных о его судьбе, 18 июня 1943 года Главное управление кадров издало приказ №0438 об исключении его из списка офицерского состава Красной армии как пропавшего без вести 23 февраля 1943 года. Действительно, многие солдаты и офицеры погибли, пропали без вести или были захвачены немцами в плен в эти морозные зимние дни, когда кавалерия пробивалась из окружения на восток. Те, кому удалось выйти к основным силам Юго-Западного фронта, могли сказать мало что конкретного о судьбе Шаймуратова.

Гораздо позднее армейские власти в конце концов восстановили историю Шаймуратова по показаниям местных жителей. Те рассказали властям следующее. В ходе завершающей стадии рейда 16-я гвардейская кавалерийская дивизия вступила в жестокий бой в окрестностях деревни Юлино Первое. Шаймуратов был тяжело ранен в кровопролитном рукопашном бою с немцами и находящимися у них на службе донскими казаками и захвачен в плен. Захватчики затащили Шаймуратова в один из крестьянских домов в деревне Юлино Первое и выгнали его обитателей. Затем эти звери пытали генерала, подвергая его ужасным мучениям, во время которых они выкололи ему глаза штыками, исполосовали его... Потом в присутствии хозяйки дома другие пленные кавалеристы, среди которых был адъютант Шаймуратова, похоронили его у деревенской конюшни, поскольку бой продолжался, свистели пули и было бы трудно найти более подходящее место для могилы. Женщина (ныне покойная) и адъютант Шаймуратова после войны рассказали подробности этих трагических дней.

Любопытно, что в начале 1960-х годов для расследования гибели М.М.Шаймуратова Донбасс посетила правительственная комиссия из столицы БАССР г.Уфы. Комиссия, состоявшая из двух профессоров и двух полковников, прибыла в Штеровку, недалеко от Юлино Первое, для установления места гибели и захоронения М.М.Шаймуратова, башкира по национальности. Комиссия обнаружила могилу неизвестного генерала, но, не изучив тщательно ее содержимое, пришла к неверному выводу, что в могиле захоронен М.М.Шаймуратов. На самом деле они обнаружили могилу заместителя командующего 7-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора С.И.Дудко, который погиб в бою. Тем не менее, по просьбе членов комиссии, на скале у могилы была вырезана надпись «Здесь похоронен генерал М.М.Шаймуратов».

Через несколько лет прибыла новая комиссия из Башкирии для решения вопроса перезахоронения генерала в Уфе. Его останки были извлечены из могилы и временно помещены в цинковый гроб до официального разрешения от московских властей перезахоронить их. В ожидании останки хранились на складе одного из заводов в городе Петровское, расположенном в нескольких километрах от Штеровки. Однако в конце концов московские власти отказали в просьбе перезахоронить прах генерала в Башкирии. Еще позднее последующие исследователи смогли идентифицировать останки обоих генералов (Дудко и Шаймуратова). В настоящее время последний покоится в братской могиле в городе Петровское. Приказ Главного управления кадров №35 от 2 июля 1963 года подтвердил это местонахождение. Приказ ГУК №0438 от 18 июня 1943 года был заменен новым приказом ГУК от 4 апреля 1946 года. Новый приказ основывался на информации, полученной от недавно вернувшегося из немецкого плена командира 7 гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора М.Д.Борисова, о том, что Шаймуратов погиб в ходе прорыва 23 февраля 1943 года возле населенного пункта Широкий. Однако эта информация была лишь предположением Борисова, поскольку потери корпуса были огромными, Борисов не встречал Шаймуратова в плену, и никто другой не сообщал Борисову о судьбе Шаймуратова. Несмотря на эту путаницу, кадровые органы сейчас официально признают Шаймуратова погибшим 23 февраля 1943 года. Как и в случае с генералами Копцовым и Рубцовым, ГУК не включило в приказ подробности его гибели из-за краткосрочности его «плена». Если быть абсолютно точным, запись в списке военного состава должна быть такой: «погиб под пытками в руках врага».
Конец цитаты.

Если следовать версии Маслова, становится понятно, почему советские власти, узнавшие истину, с неохотой и даже с раздражением реагировали на попытки ветеранов кавдивизии и других энтузиастов прояснить обстоятельства гибели генерала. Ведь Шаймуратов официально числился погибшим в бою, и обнародование реальных обстоятельств ставило проблемы как бюрократические (необходимость внесения очередных изменений в личное дело), так и идеологические. Формальное попадание в плен (хотя фактически трудно назвать пленом захват и немедленно последовавшее убийство) тогда все еще неофициально считалось подрывающим репутацию обстоятельством.

Кстати, вполне возможно, что наличие среди мучителей Шаймуратова донских казаков, воевавших на стороне гитлеровцев, стало еще одной причиной того, что советские власти покрыли завесой молчания обстоятельства его гибели. Ведь этот факт не вписывался в официальную картину Великой Отечественной войны.

Сложившаяся вокруг трагической гибели генерала атмосфера недосказанности сыграла злую шутку и с властями, и с общественностью. Засекречивание сведений об обстоятельствах последних часов жизни Шаймуратова породило ничем не обоснованные слухи о якобы предательстве генерала. В то же время создается впечатление, что многие представители башкирской общественности даже после того, как министерство обороны официально приказом ГУК от 4 апреля 1946 года признало генерала погибшим в бою, продолжают борьбу с этими слухами, полагая, что именно они мешают присвоению ему звания Героя. При этом наилучшим способом сделать это краеведы и общественники считают поиск доказательств гибели генерала на поле боя. Эта позиция ярко проявилась в ходе передачи Башкирского спутникового телевидения, специально посвященной инициативе присвоения Шаймуратову звания Героя России, 15 февраля 2012 года. Между тем нам неизвестны упоминавшиеся в передаче научные или иные публикации, в которых бы поддерживались упомянутые выше абсурдные слухи о предательстве. Сведения же, приводимые А.А.Масловым, в случае их подтверждения полностью выбивают почву из-под этих инсинуаций и ставят точку в этом вопросе.

Теперь уже нельзя игнорировать открывшиеся новые источники, тем более что в специализированной англоязычной литературе версия А.А.Маслова получила признание и широко доступна. Конечно, есть вероятность, что известные в республике провокаторы попытаются спекулировать на теме мученической смерти генерала, они неоднократно доказывали, что для них нет ничего святого. Но эти возможные спекуляции, разумеется, останутся грязным пятном лишь на их совести.

Больше волнует, что сведения о мученической смерти генерала Шаймуратова может нарушить душевный покой ветеранов кавдивизии. Но все же М.М.Шаймуратов – легендарная историческая личность, воплощение советского патриотизма и символ боевой славы башкирского народа в Великой Отечественной войне, поэтому мы должны быть заинтересованы в установлении всей правды о его боевом пути и гибели.

Что нужно сделать, чтобы приблизиться к истине?
Нашим исследователям, журналистам, сотрудникам Музея 112-й Башкавдивизии надо, конечно же, связаться с А.А.Масловым, поблагодарить его за проделанную работу, взять интервью, попросить написать статью, обменяться материалами о гибели Шаймуратова. Необходимо уточнить источники его информации, частные и государственные архивы, куда надо обязательно съездить и лично проверить имеющиеся данные. Возможно, новые материалы удастся обнаружить в архивах немецких частей, против которых вела боевые действия 112-я Башкирская (16-я гвардейская) кавдивизия.

Как следует из опубликованных выше сведений, хоронили Шаймуратова его адъютант и другие пленные бойцы кавдивизии. В связи с этим можно упомянуть о свидетельстве дивизионного врача А.Сарыгина, которое было опубликовано на сайте komartky.ru: "О судьбе генерала Шаймуратова никто ничего не знал. Вместе с ним исчезли его адъютант и взвод охраны". Участник боев, командир эскадрона 55-й кавдивизии И.В.Родин также пишет: «...Генерал-майора Шаймуратова я видел в последний раз с адъютантом – старшим лейтенантом...» 

Ранение генерала в бою, как уже говорилось выше, подтверждается свидетельствами участников рейда. В частности, председатель Совета ветеранов 112-й Башкавдивизии А.Х. Насыров приводит воспоминания Рамазана Билалова, который состоял в охране штаба дивизии:
«Был я одним из семи человек, сопровождавших Шаймуратова в день его последнего боя, – сообщил он. – Когда мы с ним выехали из Юлино-1 и направились в сторону сухого дола, немцы внезапно открыли огонь. Они были замаскированы. О их местонахождении я и подумать не мог. Мы приблизились к ним на расстояние 70–100 метров. Шаймуратов крикнул: «Всем спешиться. По фашистам огонь!» Это были его последние слова. Меня ранило в ногу. Я непроизвольно присел. Вижу, как Шаймуратова ранило в левую руку. Оказавшиеся близко стали перевязывать рану. При этом его тело сразу обмякло. Видно было, что комдив повторно ранен, ранен смертельно. Тело сразу взяли на руки и побежали по оврагу. Вскоре они исчезли из поля зрения...» 

Мученическая гибель Шаймуратова, который раненым попал в руки фашистов, нисколько не принижает величия его подвига. Во все времена у всех народов мученики почитались не меньше принявших смерть на поле боя, во многих культурах мученики возводятся в ранг святых. Это свойственно и российской, и советской традиции. Вспомним генерала Карбышева, замученного в фашистском плену, вспомним Зою Космодемьянскую. Вспомним и башкирскую историю – сколько известных и неизвестных героев пали мученической смертью – от Алдара Исекеева до Шайхзады Бабича.

Следует, несомненно, продолжить кампанию за присвоение Шаймуратову звания Героя. Он этого достоин, как и генерал Дмитрий Михайлович Карбышев, замученный фашистами в концлагере, которому в 1946 году было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 

Современная Российская Федерация, отдавая долг памяти, наградила уже более сотни человек высоким званием Героя России за за незаслуженно забытые заслуги в деле защиты Родины в годы Великой Отечественной войны. Среди них награжденные посмертно лётчики В.П.Носов и Ф.И.Дорофеев, командир первой батареи машин реактивной артиллерии И.А.Флёров и многие другие. 

Сейчас планируется снять новый фильм о М.М.Шаймуратове с привлечением новых данных. Во время заседания клуба «Лаборатория политического кино» в уфимском кинотеатре «Родина в феврале 2012 г. режиссер Радик Кудояров заявил, что творческая группа сняла серьезный фактический материал, обнаружив архивные материалы в Германии и Америке. Проект предполагается завершить через год.

Надеюсь, что создатели фильма, как и другие исследователи данной темы, примут во внимание новые сведения, введенные в научный оборот А.А.Масловым, без изучения которых трудно говорить о серьезном подходе к исследованию биографии генерала Шаймуратова.

В.Мурзагареев, специально для сайта «РБ – XXI век».



Источник: http://rb21vek.com/clio/852-film-rassledovanie-o-gibeli-generala-shaymuratova-pokazan
Категория: Новая и новейшая история башкир | Добавил: bashkir (2015-03-12)
Просмотров: 721 | Рейтинг: 0.0/0
Copyright MyCorp © 2018
ДРУЗЬЯ
...

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
...