Понедельник, 2017-11-20, 10:13 PM
bashkirlife
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
СОЦСЕТИ
facebook
vk
Google+
Мой мир
Lj
Ок
Twitter
Меню сайта
...
ФОРМА ВХОДА
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Ислам и современность [46]
Проповеди [9]
Различные проповеди
Мазхаб Абуханифы [8]
Статьи.
Рассказы [12]
Рассказы. Русская классика. [1]
Классические произведения российских, советских авторов.
ПОИСК
Наш опрос
ОЦЕНИТЕ МОЙ САЙТ
Всего ответов: 107
ФОТОГРАФИИ САЙТА
 Каталог статей
Главная » Статьи » Ислам » Рассказы

«Отель «Калифорния»».
Может я должен был ему больше рассказывать об Исламе, и он стал бы мусульманином. А возможно он оказался чересчур гордым человеком, и как бы я не старался, все было бы без толку. Как бы то ни было, но винить себя я ни в коем случае не намерен, поскольку я уверовал, что все происходит по предопределению Всевышнего Аллаха, Субханаху уа Тааля. А мы можем лишь принимать все происходящее с нами и с людьми окружающими нас как свершившийся факт.
 
Я познакомился с Алексеем лет пять тому назад до рокового события. Меня направили имамом  в мечеть города Ноябрьска. Помимо проведения намазов, произнесения азанов, проведения религиозных обрядов и прочего, в мои обязанности входила работа по  издательству мусульманской газеты.
 
Огромную, на тот момент, помощь оказывал как раз Алексей. Он являлся главным редактором городского филиала одной из основных газет округа. Его сотрудница верстала номера нашего издания, чем неимоверно облегчала мою задачу. 
 
Дело в том, что на тот момент не было официального открытия мечети. Наша религиозная организация только – только возникла. Я, простой имам, был занят в основном решением вопросов  пропитания и проживания. Жил в долг. Один год жил в долг, второй год  долги выплачивал. Моей второй в то время специальностью  была журналистика. До прихода на работу в мечеть я работал в телевидении в Уфе. Поэтому, собственно, руководство решило возложить на меня обязанности корреспондента мечети. А та девушка – верстальщица действительно казалась мне просто спасением, поскольку в Ноябрьске я не знал никого, и помочь мне было не кому. 
 
Помню, как я в первый раз пришел в редакцию газеты Алексея. Он сразу показался мне интеллигентным, умным и компанейским человеком. Высокий, с доброй улыбкой и уважительными манерами.  Он ходил опираясь на тросточку, прихрамывая. 
 
Алексей был старше меня лет на пятнадцать. Но в общении с ним я не чувствовал разницу в возрасте. Было обычное общение, как между сверстниками. Говорить с ним было можно о чем угодно. О развитии Ноябрьска. Он был уверен, что строить Ноябрьск  нельзя. В нашем регионе добывают углеводородное сырье. Город самый крупный на Ямале, а конкретно в округе Ноябрьска добыча природных ресурсов уже в то время начала падать. А привозя сюда новых людей, их в долгосрочном плане заведомо обрекали на бесперспективность. Он так считал.  
 
Говорили мы о религиях и народах. Какой нации был он я из его уст четко так ни разу и не услышал.  Его можно было принять за молдаванина, еврея или русского.  Возможно, он был крещенным, но о своей вере Алексей никогда не упоминал. Он обсуждал евреев, мусульман и христиан, но только в уважительном тоне, даже когда шутил. В общем веселым и умным его запомнил я.
 
Был у Алексея и серьезный порок. Любил он выпить. В кухне редакции стоял холодильник, и всегда там находилась бутылка горячительного напитка. Возможно дорогой водки. Когда я к нему приходил по газетным делам, он приглашал меня на кухню и всегда предлагал выпить. Я, естественно, отказывался. Он наливал мне кофе. Мы сидели с ним и так общались, он опрокидывая рюмки, я причмокивая кофе. 
 
И всегда, как я помню, если Алексей был пьян, он начинал рассказывать мне об Исламе. Сравнивал религию с христианством и иудаизмом. Я к тому времени уже знал, как прекратить подобное богохульство. Слова о мусульманстве изо рта пьяного человека я считаю богохульством. Просто не поддерживал тему, разговор сам по себе затухал. 
 
Прошло несколько лет. Встречаться с Алексеем я начал уже не по делам мечети, а все больше журналистики.  Я устроился на работу в ноябрьском телевидении. Бывало, что наши командировки совпадали. Мы вместе ездили на газовые промыслы, за сотни километров от города в газпромовской машине. Однажды когда мы выехали в очередную командировку, Алексей , как это часто с ним было, вместе с другим нашим коллегой хорошо приняли на грудь. В этот момент по радио зазвучала песня на английском. Неожиданно радио начал подпевать Алексей. Он прекрасно владел английским языком. 
 
А я сидел и вспоминал ту песню. Это была «Отель «Калифорния»», знаменитый хит американской группы Иглс. Перед глазами пронеслось время учебы в Кыршехире в Турции. Наши ребята исполняли ее, но только на русском. Она сама по себе хоть и мелодичная, но какая - то тревожная. Кстати, как я узнал позже, русский текст песни, которую исполняли парни, совершенно не совпадал по смыслу с оригиналом. В русском тексте говорилось об обычной  любовной истории. В оригинальной песне речь идет о непонятном, мистическом. Мелодия же навевала непонятную, нелюбовную тоску. 
 
По одной из версий история этой песни увязывается с кровавыми событиями, произошедшими в Америке в 1969 году. Тогда группа преступников, объединенных  маниакальными идеями человека по фамилии Мэнсон, устроила резню в частном доме. Под раздачу попала, в том числе, одна беременная голливудская актриса. В общем,  история получила широкий резонанс. 
 
Мелодия навевала грусть и когда ее исполняли мои друзья в Кыршехире под  гитару. Но то был «клип». На грустную музыку накладывались события, которые мы переживали тогда. Мы были лишь почти взрослыми, или вчерашними детьми, но которые на  раз оказались вдали от дома и родителей. Нас жизнь приняла в свои объятия и бросала то о волны студенческой романтики, то заставляла изнемогать от жажды в пустыне отчаяния и безнадеги. За первые пару лет студенческой жизни там, на чужбине мы пережили много, и голод, и унижение, и позор…  Как я помню. 
 
«Это моя самая любимая песня» - говорил Алексей своему собутыльнику в машине. Они снова чокались стаканами  и вновь затягивали «Калифорнию». 
 
Внешне мой коллега по перу выглядел вполне самодостаточным, сильным человеком. Из разговора с ним как я понял, он видел войну, в свое время прошел горячую точку. Да и хромота, как я помню из беседы с ним, осталась с тех пор. Хотя, он мог это сказать мне шутя. 
Алексей был одним из лучших журналистов в округе. Его знали во всей Тюменской области. Он до того заматерел в писательстве, что ездил в командировки, например на те же газовые промыслы только для галочки. Он всю поездку, вплоть до возвращения, был пьяным.
 
Об интервью не было и речи. Впрочем, начальники промыслов, компрессорных станций знали слабость журналиста, и сами готовили к его приезду столы.  Тем не менее, материалы выходили потрясающие, даже если Алексей не ходил по объектам и не беседовал с рабочими.
 
Да и в деньгах он, судя по всему, не нуждался. По крайней мере, я однажды увидел том книги посвященный юбилею одного газпромовского объединения, вышедшего под авторством Алексея. А гонорары Газпром за подобные работы платит в астрономических суммах. Собственно можно было иметь представление о возможностях талантливого журналиста заработать. 
 
Я желал Алексею всего хорошего. Он был добрым человеком. Но он умер, не дожив до 49 лет. Для меня его смерть представляет загадку. Говорили, что он кончил самоубийством. Почему – не знаю. Веселый, общительный, умный, интеллигентный.  Но теперь, когда я слышу «Отель «Калифорния», я вспоминаю не Кыршехир, и свои юношеские проблемы и заботы, а Алексея.
Категория: Рассказы | Добавил: bashkir (2012-07-03)
Просмотров: 413 | Теги: кафиры, мусульмане | Рейтинг: 5.0/1
Copyright MyCorp © 2017
ДРУЗЬЯ
...

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
...