Талгат Таджуддин в гостях радио "Эхо Москвы"
Гости: Талгат Таджуддин, верховный муфтий России

Ведущие: Алексей Венедиктов

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все, поехали. Талгат-хазрат, вы затронули сегодня на неформальной встрече с главными редакторами российских СМИ вопрос о преподавании истории религий в школе. Вот, прошел эксперимент. Какие выводы для родителей, для учеников, для министерства образования можно сделать из этого эксперимента? Что так, что не так? Как дальше действовать?

Т.ТАДЖУДДИН: Пока у нас, конечно, этих выводов, чтобы сделать какие-то результаты, нет, потому что в Башкортостане, например, не проводилось. Но из тех регионов, где проводился этот эксперимент, мы видим, что он нужен, этот предмет детям очень нужен для того, чтобы они познавали свою традицию, свои корни.

Но видим и то, что немалая часть родителей отдает предпочтение светской этике. И здесь настораживает то, что почему? Когда ребенку в такой многоконфессиональной, многонациональной стране преподается только одна религия, это вызывает опасения, что может привести к межконфессиональным каким-то противостояниям еще с детского возраста – закладывается вот это.

Мы при обсуждении этого вопроса и в межрелигиозном совете – это обсуждение шло в течение последних 5-6 лет – считали со стороны Центрального духовного управления, что должен составиться один учебник. Первая глава, например, первая часть, основная часть подготовлена Русской православной церковью – все о православии, что необходимо и что они считают необходимым довести до молодого поколения, до молодежи. Об исламе подготавливается мусульманским духовным управлением. Об иудаизме, о буддизме. Вот эти 4 традиционные конфессии нашей страны. И чтобы все вот это, конечно, не с 4-го класса, а потом постепенно-постепенно.

Ведь, они не только в школе вместе – и на улице вместе, и в жизни вместе. Знать основы и христианства, и иудаизма, и ислама, и буддизма, и сопоставлять, к они могут сразу же, начав этот предмет, могут узнать основы. А основы все близки друг к другу. У нас различия только во второстепенных, третьестепенных вопросах. И когда они ознакомятся с традиционными конфессиями в полном объеме по своим понятиям, то тогда сложится убеждение. На самом деле, каждая традиционная конфессия наша – будь то христианство, ислам, иудаизм – призывает к тем же ценностям: бог один, только каждый по-своему идет к нему. Вот это закладывание именно мира и согласия между людьми. Для такой многоконфессиональной, многонациональной страны как наша это просто необходимо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понял, что если будут обсуждаться вопросы, вот, в Межконфессиональном совете и в Министерстве образования, ваши позиции будут в том, что каждый ребенок должен знать основы всех традиционных религий?

Т.ТАДЖУДДИН: 4.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, 4.

Т.ТАДЖУДДИН: Для нашей страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но каждый ребенок?
Т.ТАДЖУДДИН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Независимо от того, к какой семье он принадлежит?
Т.ТАДЖУДДИН: Да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

Т.ТАДЖУДДИН: Но можно делать потом еще дополнительно. Например, если ребенок хочет получить или родители хотят получить дополнительно, и в церквях, и в мечетях, и в синагогах есть дополнительные курсы, воскресные школы. Они могут дополнительное образование получить полностью, чтобы у ребенка не было односторонних познаний.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Еще один вопрос. По вашим подсчетам, сколько сейчас в РФ мусульман или мусульманских семей?

Т.ТАДЖУДДИН: Это очень трудно сказать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, приблизительно.

Т.ТАДЖУДДИН: Приблизительно 15-20 миллионов считаем. Это то, что по национальному признаку преподносит нам перепись населения. А так, специального подсчета ни в мечетях, ни в духовных управлениях не ведется абсолютно. Но практикующихся если учесть…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть кого вы называете «практикующими»?
Т.ТАДЖУДДИН: Те, которые приходят на пятничные молитвы. То это может составить где-то 4-5%.

А.ВЕНЕДИКТОВ: От этих 15 миллионов?

Т.ТАДЖУДДИН: Да, да. А если по праздничным (Курбан-Байрам, Рамазан-Байрам) больше, конечно. Может, даже до 50% приходит в мечети или в храмы. Хотя они и не вмещают уже, и на улице молимся. Например, сейчас у нас в мечетях даже по пятничным молитвам очень много молодежи. Вот, уже если посмотрите, 90-95% молодежи в храмах, слава богу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи один очень важный вопрос. Вы знаете о том, что, действительно, многие мусульмане на праздники, которые не ходят на пятничные молитвы, вот, на Куйрам-Байрам приходят и так далее. И вы, наверное, знаете, что в некоторых российских городах часть местного населения выступает против того, чтобы люди молились на улицах (именно на улицах, я повторяю) – вы знаете, в Москве была целая история вокруг Соборной мечети на Проспекте Мира. Что вы посоветуете этим людям?

Т.ТАДЖУДДИН: Ну, это просто нужно организовать. Там даже рядом есть Олимпийский объект, огромное здание. Можно договориться с ними, и несколько десятков тысяч могут там молиться. Можно стадион арендовать на этот праздничный день. Невозможно же на 50-60 тысяч человек храм построить. Это просто нереально в сегодняшний день. И потом эти же самые мечети построить в нескольких районах Москвы. Мы обращались по этому поводу, и сейчас идет вопрос о строительстве 5 мечетей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве.

Т.ТАДЖУДДИН: В Москве, да. Даст бог. И мы надеемся, что и мэрия отнесется к этому положительно. В различных регионах – не в одном месте. Не перекрывать улицы, ничего. Потому что, ведь, жизнь общественная полностью идет. И транспорт, и люди других конфессий. Чтобы не причинять вреда и соседям – это тоже абсолютно должно учитываться. Пророк Мохаммед все время говорил: «Даже когда дом строишь, не строй его высоко, чтобы не загораживать ни солнце, ни ветер своему соседу. И даже если ты принесешь домой продукты, или дай тем, которые на улице, а не давай ребенку, чтобы он выходил на улицу и дразнил их». Никого дразнить абсолютно не нужно – нужно учитывать и права соседей. А права соседа как учил пророк Мохаммед, это все равно, что права твоего брата. И поэтому здесь очень практическое решение вопроса можно применить арендой соответствующих помещений, будь то стадионы или какие-то другие.

Например, в годы Перестройки мы во время таких праздничных богослужений… Даже в Уфе была только одна единственная мечеть, но арендовали кинотеатры – там проводили праздничные богослужения и никому не мешали абсолютно. Можно договориться и на бесплатной основе, можно какие-то средства на это внести из тех же пожертвований. Вполне можно решить этот вопрос, не причиняя ни вреда и не создавая вокруг этого ажиотажа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вас не беспокоит то, что последнее время в некоторых российских городах начинает нарастать такое напряжение по отношению, я бы даже не сказал «к мусульманам», но к людям, которые ведут себя не так, одеваются не так, молятся не так? Есть проблемы или нет проблем? Вот, вы говорили нам, что в Уфе проблемы нет. А в Москве проблема есть, как известно.

Т.ТАДЖУДДИН: Да, это в некоторых местах возникает. И вы знаете, это абсолютно из-за того, как ведут себя мусульмане. Очень много вреда принесли те действия именно радикальных течений и ваххабитских. Создали такой имидж вокруг мусульманина и ислама, что это все экстремисты, террористы и прочие. К сожалению, в немалой степени и СМИ свою долю в это вносят. Абсолютно.

Даже если где есть теракты, не надо это афишировать абсолютно. Решать на месте. Кто непосредственно этим занимается, с ними органы власти, правоохранительные органы должны заниматься, а не пропагандировать это на всю страну и притом в течение целого дня или целых суток. Абсолютно. Мы – последователи традиционных конфессий, будь то христиане, мусульмане, иудеи, буддисты, живем в одной стране. Мы, мусульмане только живем почти что 5-й век. Это наша общая, единая Родина. И мы друг друга понимаем.
Даже, вот, посмотрите, в Татарстане, в Башкортостане и села вперемешку. Около 50% мусульман, около 50% христиан. Друг друга понимают. Почти что 30% смешанных браков.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Сколько? 30?

Т.ТАДЖУДДИН: Да, 30% смешанных браков. Куда от этого деться? Никуда мы от этого не денемся – это есть жизнь. И поэтому Всевышний объединил нас в одной единой стране, и наши предки научились уважать друг друга и понимать друг друга. И поэтому возбуждать вокруг этого вопроса какой-то ажиотаж (не так оделся, не так еще что-то)… Ну, у каждого народа есть свои традиции – и в одежде есть, и в проведении праздников, в проведении обрядов. У нас же пищевые ограничения какие-то есть.

Но очень много таких вопросов сегодня возникает, когда очень много мигрантов, которые приезжают работать из Средней Азии, Таджикистана, Узбекистана. Ну, куда они денутся? Одна единая страна, в которой жили веками, вдруг в одночасье распалась. Они же не поехали в Америку или Китай работать, а сердца их тянутся сюда. В какой-то мере они знают и русский язык, и работают, и прилежно работают, прилагают все усилия, чтобы заработать на хлеб и на пропитание своим семьям. Мы, вот, в мусульманских общинах пытаемся и получается, слава богу, учить их учитывать все обстоятельства. В чужой монастырь со своим уставом не лезут, и поэтому уважайте тех, которые есть – православные, иудеи есть, есть даже неверующие – и с ними как обходиться, этому тоже надо учить. Они, слава богу, это уже понимают.
И здесь очень большая роль именно духовенства традиционных конфессий, и роль Межрелигиозного совета. Мы периодически собираемся и обсуждаем эти проблемы, выступаем с заявлениями по различным поводам. И это все обнародуется и в нашей печати, и в наших проповедях, доводится до сведения верующих. И, вот, даже вот здесь в Соборной мечети у нас в Уфе, в обеих Соборных мечетях немало прихожан, которые приехали сюда временно, работать приехали. И они тоже участвуют в наших богослужениях, и получают вот эти наставления. Эти проповеди они слушают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На каком же языке они слушают?
Т.ТАДЖУДДИН: На русском языке.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Проповеди в мечети?
Т.ТАДЖУДДИН: Да, на русском языке. Уже несколько лет мы начали, чуточку только, может, процентов 15-20 на татарском, на башкирском языке, остальное – на русском языке. И прекрасно понимают, слава богу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи очень важный вопрос. Вы затронули вопрос о терроризме. Вы знаете, я обратил внимание вот на что. Что среди тех, кто взрывал в Москве себя, и других есть значительная часть людей, которые только-только приняли ислам. Это люди, которые были русские, православные, они, грубо говоря, новообращенные. Вы можете дать этому объяснение?

Т.ТАДЖУДДИН: Объяснение этому только можно то, что зомбируют. Фанатизм. И находят пути, когда любовь к богу, любовь к истине поворачивает совершенно в другое русло. Нельзя сказать, что все, которые принимают участие в экстремистских вылазках или террористических, что они полностью законченные такие бандиты. Используют веру в бога, его любовь к богу, к истине, используют совершенно зомбирование в своих целях.
 
Даже, например, мы видели и то, что в Норд-Осте получилось. Если он по-настоящему верит в бога, зачем ему лицо закрывать, если он боится только бога? И повязку со священным писанием. Ведь, бог знает. Это абсолютно видно, что цели направлены, деятельность на разжигание межнациональной, межконфессиональной розни. И здесь кто их направлял, тоже совершенно непонятно.
 
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос, который вы тоже затрагивали раньше, это вопрос священников в армии. Я не понимаю, как это сделать технически. Ведь, у нас нет там отдельных, как было в царской армии, мусульманской бригады, мусульманского эскадрона. У нас люди служат совместно разных верований, как вы правильно сказали, включая неверующих. Как вам видится возможность работы исламских священников там, в армии?
Т.ТАДЖУДДИН: Это, конечно, не очень простой вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но, может быть, у вас есть простой ответ.

Т.ТАДЖУДДИН: В свое время в царской России было очень много полковых имамов, и Духовное управление ведало ими и назначало. Но тогда, действительно, как вы говорите, были мусульманские полки, соединения. Однородный состав этих подразделений. И здесь, ведь, не только духовное окормление – сразу возникает вопрос уже и о питании.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.
Т.ТАДЖУДДИН: Как, вот, у иудеев кошерное, так у мусульман есть халяльное.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, и пятничная молитва.
Т.ТАДЖУДДИН: И пятничная молитва. Поэтому сегодня это только на начальной стадии. Даже духовенство в Вооруженных силах нужно готовить особым образом. И мы в первую очередь думаем, что отставные офицеры, военнослужащие могли бы пройти курсы у нас в Российском исламском университете, все желающие, и таких людей направлять, которые знают и жизнь в Вооруженных силах…
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть бывшие военные?

Т.ТАДЖУДДИН: Бывшие военные. И которые смогли бы привнести туда и духовную составляющую. Но это дело времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что думает по этому поводу Сердюков?

Т.ТАДЖУДДИН: Никаких возражений нет, абсолютно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Возражений нет?

Т.ТАДЖУДДИН: Да. Но сейчас вопрос идет о десятках только.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да. Но все равно важная процедура, важно продвижение.

Т.ТАДЖУДДИН: Важно начало, да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. И вы начали уже готовить?

Т.ТАДЖУДДИН: Начали.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы нашли бывших военных?

Т.ТАДЖУДДИН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или они нашлись сами?

Т.ТАДЖУДДИН: Во всех региональных духовных управлениях этим занимаются руководители региональных духовных управлений. Привлекают людей. И они будут проходить семинары у нас, подготовку.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это очень интересно.

Т.ТАДЖУДДИН: Конечно, в войсках нельзя тоже подразделять отдельно на православных, отдельно на мусульман – это совершенно при сегодняшних обстоятельствах невозможно. Армия едина, единоначалие. И поэтому на основе Межрелигиозного совета духовенство, которое будет направляться в войска, оно должно координироваться именно Межрелигиозным советом России.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и, наверное, последняя тема. Тема вот какая. Сейчас в некоторых республиках Северного Кавказа – я сразу хочу сказать нашим слушателям, что они не находятся в юрисдикции (уж извините за это светское слово) вашего Духовного управления Центральной России, которое еще матушка Екатерина создала, напомним про это. Тем не менее, есть идея, высказываются мысли и есть попытки соединить светскую систему судопроизводства с шариатом. То есть, как бы, субъекты Федерации начинают жить по такой смешанной системе – я говорю о Чечне в первую очередь, безусловно. Как вы вообще относитесь к тому, что, вот… Может быть, это надо делать в Башкирии?
Т.ТАДЖУДДИН: Конечно, есть принцип отделения государства от церкви. Согласно этому, сегодня это не может быть принято. Но! Учитывая и то, что и молодежь сегодня стремится к духовным основам, и очень много людей, которые в своей жизни придерживаются основ традиционных конфессий, а тем более в тех республиках, где подавляющее большинство представляют мусульмане. Может, даже было бы целесообразно применять и нормы шариата. Именно в воспитании нравственности. Ответ за свои поступки. Семейные устои чтобы сохранить. И здесь нормы шариата могут только помочь светскому судопроизводству в проведении такой работы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Помочь как? Вот, например? Как помочь? Вот, например, если то…
Т.ТАДЖУДДИН: Вот, например, посмотрите. Живет семья, трое-четверо детей. Можно говорить: «Я нашел помоложе, ухожу. А вам, салям, привет». И все имущество делить пополам. По шариату не так абсолютно. Он, прежде всего, прежде того как разойтись, должен 3 месяца содержать свою супругу на обдумывание. Это уже 90 дней. А здесь еще полдесятка детей. Обдумывать есть что. И потом по шариату детей, семью он должен содержать сам. До их совершеннолетия они находятся на его содержании.

Потом по нормам шариата супруга не обязана работать, не обязана содержать семью. Вдруг если она работает, то вся ее зарплата принадлежит полностью ей. Если она на семью это тратит, то перед всевышним считается, как будто она каждый день строит новый храм. Вот это нормы шариата.

И потом при разделе имущества наследственное право. Нормы шариата совершенно отличаются от того, что сейчас применяется. Учитываются сын или дочь. Сыну, например, 2 доли, половина дочери. Тоже это должно учитываться.

И вопросы неверности или прелюбодеяния. Эти вопросы тоже – они, ведь, волнуют все общество. Нельзя позволять и молодежи до такой степени опускаться. Ответственность родителей за воспитание детей. У нас сейчас просто все: пусть школа воспитывает, пусть институт воспитывает, пусть государство воспитывает. А богом не так возложено: прежде всего перед богом отвечают родители. И если создали семью, они ответственно должны относиться к воспитанию детей, чтобы они были достойными и своих родителей, чтобы и верующими были, но и полезными обществу, а не вредителями, не были чтобы иждивенцами. У нас за 70 лет так получилось, что все, вот, родили, детский сад, в школу – и пусть государство заботится. У государства предостаточно других забот. И укрепление государства, и вопросов его процветания, и безопасности, и прочее-прочее-прочее у государства предостаточно. Каждый о своем ребенке должен, прежде всего, сам заботиться, прежде всего отец. Вот здесь… Сейчас, ведь, посмотрите, в детских садах. Вот, мы курируем детский дом, 120 детей, первый детский дом в Уфе на улице Блюхера. 120 детей там, из них 80% при живых родителях. И это, ведь, по всей стране так. Вот здесь тоже нормы нравственные, нормы традиционных конфессий могли бы абсолютно помочь. Не просто лишать родителей, а, может, как-то помочь, может, взять шефство религиозным организациям над этими семьями и помочь им выйти из этой темноты, из этой беспросветности.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Интересно. Спасибо.
Источник: http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/782373-echo/
Категория: Ислам и современность | Добавил: bashkir (2011-10-21)
Просмотров: 769 | Теги: ЦДУМ | Рейтинг: 0.0/0
close